Оглавление

1. Учиться
2. Правитель
3. Восемью рядами
4. Там, где человечность
5. Гунье Чан
6. Вот Юн...
7. Я продолжаю
8. Великий первенец
9. Учитель редко...
10. В своей деревне
11. Прежде люди, изучая...
12. Янь Юань
13. Цзылу
14. Сянь спросил...
15. Князь Чудотворный
из удела Вэй

16. Младший
17. Ян хо
18. Владетель Вэй
19. Цзы-чжан
20. Яо сказал...

Глава 20. Яо сказал...

123
 
20:1
     Яо сказал: «О, ты, Шунь, счет перемен Неба на твоем теле (жребий Неба выпал на тебя); честно держи его средину! (Когда же) четыре моря (т. е. земля среди четырех морей придет в затруднение и изнурение, (это будет означать, что) небесное пожалование (благоволение, благословение) навеки кончилось (для тебя)». Шунь также (такими словами) повелел (передал престол) Юю. (Император Тан-ван) сказал: «Я, малый сын твой Ли, осмеливаюсь употребить (принести в жертву) черного вола и осмеливаюсь ясно объявить величайшему Хоу-ди (богу, что иньский) Император (Цзе) имеет грех, не смею простить (ему); Божьи чиновники (министры — все добродетельные мужи) не под спудом, (они) избраны в сердце Бога! Мое тело (т. е. сам имею грех, не чрез наказание десяти тысяч стран (он накажется), (если же) десять тысяч стран имеют грех, грех (да падет) на мое тело».
     Династия Чжоу (при восшествии на престол У вана) имела большую раздачу (наград, причем, однако,) только добрые люди обогатились.
     «Хотя и были Чжоуские (самые близкие) родственники, но не человеколюбивые. Сто фамилий имеют вину-(она) ВО мне одном».
     (Он) тщательно (определил) гири (вес) и меру, преследовал дух законов, восстановил отставленных чиновников — правленье четырех стран пошло в ход. Восстановил исчезнувшие государства, продолжил прерванные века (восстановил фамилии, в которых была прервана линия наследства), возвысил (вызвал к должностям) оставленный народ (оставивших народ отшельников, и тогда) народ Поднебесной присоединился к нему сердцем. (Самое) важное (внимание обращали на себя) народная пища, траур жертвоприношения. (Если Государь великодушен, то привлекает всех; (если) честен, то народ управляется (повинуется); (если) искусен, то имеет подвиги; (если) беспристрастен, то (все довольны) радуются».
(Перевод В. П. Васильева)
     Яо сказал: «О, Шунь! Небом установленное преемство царственной власти остановилось на тебе. (В управлении следует неуклонно держаться середины (т. е. справедливости). Если (китайский) народ в пределах 4-х морей обеднеет, то и благополучие государя прекратится навеки». С таким же наказом обратился к Юю и (сам) Шунь, уступая ему престол.
     Тан (Чэн-тан), (обращаясь к Верховному Владыке), сказал: «Я, недостойный сын твой Ли, осмеливаюсь принести тебе в жертву черного быка и осмеливаюсь заявить тебе, Верховный Владыка, что император Цзе был виноват, и я не смел простить его, а достойные слуги твои мною не сокрыты под спудом. Его (императора) преступления и их (твоих слуг) добродетели зримы тебе, Владыка. В твоем сердце я был избран. Если я лично согрешу, то пусть это не будет вменено в вину моим подданным; если же они согрешат, то вина не должна пасть на меня».
     Чжоуский У-ван раздал большие награды, добрые люди обогатились.
     «У Чжоу-синя хотя [и] были ближайшие родственники, но они не стоили (моих) добродетельных (гуманных) людей. Грехи моего народа лежат на мне одном».
     Он (У-ван) обратил тщательное внимание на меры и весы, уяснил законы, восстановил упраздненные чины, и государственное правление пошло! Он восстановил угасшие государства, возобновил прервавшиеся поколения, вызвал к деятельности отшельников, и народ искренне покорился ему. Особенное внимание его было обращено на народное пропитание, на траур и на жертвоприношения.
     Если государь великодушен, то он приобретет расположение народа; если он разумен, то совершит подвиги, и если будет справедлив, то будут довольны им.
(Перевод П. С. Попова)
     Яо сказал:
     — О! Ты, Шунь! По преемству, установленному Небом, выбор пал на тебя. Держись твердо незыблемой середины. Если народ в пределах четырех морей будет терпеть лишения, то благословение Неба навсегда тебя покинет.
     Шунь дал такое же указание Юю. Тан сказал:
     — Я, ничтожный Люй, осмеливаюсь принести в жертву черного быка и с трепетом докладываю Великому Владыке, что не смею миловать свершивших преступления и прикрывать Твоих, Владыка, слуг; пусть Твое сердце само сделает выбор. Если я виновен, не карай всех остальных; если виновны остальные, то за них меня подвергни каре.
     Чжоуский дом одаривал щедро, и стали богаты хорошие люди.
     «Хотя есть близкая родня, ей не сравниться с людьми, обладающими человечностью. Если виноват народ, его вина на мне одном».
     Он произвел проверку мер длины, объема, веса, восстановил отброшенные должности, и правительственные распоряжения стали всюду выполняться. Он возродил погибшие уделы, угаснувшие поколения, возвысил тех, кого несправедливо отвергали, и все простые люди Поднебесной выразили ему с радостью свою покорность.
     Чему он уделял особое внимание, так это простым людям, обеспеченности продовольствием, обряду траура и жертвоприношениям.
     Великодушие покоряет всех, правдивость вызывает у людей доверие, сметливость позволяет достигать успеха, а беспристрастность радует.
(Перевод И. И. Семененко)
     Яо сказал:
     — О, ты, Шунь! Преемство власти, ниспосланное Небом, пало на тебя. Искренне держись в том середины. Если же в пределы четырех морей придут изнурение и нищета, то навсегда лишишься небесного благоволения.
     Шунь тот же наказ передал Юю. Тан сказал:
     — Я, ничтожный Люй, осмелюсь принести в жертву черного быка, осмелюсь объявить Великому Владыке:
     Свершивших преступление не смею миловать,
     Владыки подданных не смею покрывать.
     Пусть клятвой это отзовется в сердце у Владыки.
     Преступен буду я — другие невиновны,
     Преступны все кругом — ответ на мне одном.
     Дом Чжоу раздавал великие дары и добрые люди были богаты. [Он правил по принципу]:
     «Хотя и есть вокруг родня, она ничто в сравнении с человеколюбивыми людьми. За ошибки, сделанные народом, ответчик я один».
     Он установил единые меры веса и объема, со всей тщательностью определил линейные меры, усовершенствовал систему увольнения чиновников и принципы управления повсюду стали действенны. Он возродил павшие династии, связал прерванные генеалогии, возвратил к жизни исчезнувшие народности и все люди в Поднебесной вверили ему свои сердца. Особое внимание он уделял обеспечению питанием живых и жертвоприношениям умершим.
     Если правитель великодушен, то завладевает массами.
     Если вызывает доверие, то народ служит ему.
     Если проворен, то добивается успеха.
     Если бескорыстен, то все ему рады.
(Перевод А. Е. Лукьянова)